Вы оказались на блоге о разнообразии немецкого языка. Мы пишем о языковых и культурных особенностях Австрии, Германии и Швейцарии и разоблачаем представление о том, что существует лишь один правильный немецкий язык. Мы, скорее, считаем, что для любой аудитории определенного возраста в определенное время и в определенном месте существует язык, который ей наиболее соответствует. Сегодня мы отвечаем на некоторые основные вопросы.

1. Почему немецкий язык не единообразен?

Потому что немецкий это полицентричный язык. В трех центрах развития немецкого языка: Швейцарии, Германии и Австрии возник собственный языковой стандарт. Этот феномен называют вариативностью языка. На практике это обозначает то, что стандартный немецкий или так называемый «высокий» немецкий каждой немецкоговорящей страны отличается своей лексикой, грамматикой и произношением.

2. То есть немцы, австрийцы и швейцарцы не понимают друг друга?

Нет, понимают. Различия в стандартном языке этих трех стран в письменной речи может уловить только сведущий человек. Напротив, в устной речи эти национальные особенности слышны всем и сразу. Лучшим примером этому может стать сравнение речи профессиональных ведущих новостей по общественному телевидению. Именно ведущие главной вечерней новостной программы, как никто другой, должны говорить на понятном, признанном во всей стране, стандартном немецком языке. Вот три коротких фрагмента новостей с общественных каналов Австрии, Германии и Швейцарии на одну и ту же тему.

 

3. Какие различия существуют между письменными текстами в Австрии, Швейцарии и Германии?

Тексты из германоговорящей Швейцарии можно быстро распознать по особенностям правописания. В швейцарском стандартном немецком с 70-х годов ХХ века не употребляется буква ß. Вместо этого пишется двойное s. То есть во всех словах, где немцы поставили бы ß, швейцарцы пишут ss. Кроме того, различия наблюдаются и на лексическом уровне. Употребление в тексте так называемых германизмов, австрицизмов и гельвецизмов указывает на то, в какой из немецкоговорящих стран он был написан. Речь идет о словах, выражениях и правописании, принятых в той или иной стране. Классика жанра – это кулинарная лексика. Например, пшеничные булочки в Германии, Австрии и Швейцарии называются по-разному. Хотя мнения по этому поводу расходятся и у самих немцев. На севере Германии эту булочку называют Schrippe, в Баварии – Semmel; во многих частях страны говорят просто Brötchen (булочка). Австрийцы же почти повсеместно употребляют слово Semmel, а швейцарцы – Weggli. В русском языке такие различия существуют, например, в речи москвичей и питерцев. Белый хлеб в Москве называют батон, а в Питере – булка. Различия существуют также и в административной лексике: торговый кодекс – название, принятое в Германии (Handelsgesetzbuch), – называется в Австрии кодексом предприятий (Unternehmensgesetzbuch), а в Швейцарии обязательственным правом (Obligationenrecht). Различия существуют также и в ежедневной речи. Например, слово «предложение» (имеется в виду торговое предложение) в швейцарском немецком созвучно «оферте» (D: Angebot, A: Anbot, CH: Offerte). Различия часто касаются мельчайших деталей, отличаются большим разнообразием и культурно обоснованы.

4. Затруднено ли восприятие текстов, не придерживающихся языковых норм той или иной немецкоговорящей страны?

Да. Апеллятивные тексты, то есть те, которые имеют побудительную функцию, должны быть написаны на приемлемом для местной аудитории немецком языке. Только так люди, для которых пишутся эти тексты, чувствуют серьезное к себе отношение и положительно на них реагируют. Проиллюстрировать это можно на двух примерах. В слогане австрийской фирмы Red Bull, с 2008 года рекламирующей свой продукт Simply Cola во всех немецкоговорящих странах, присутствует артикль среднего рода. В Германии эта реклама была воспринята с непониманием, так как существительное «кола» здесь женского рода. Другой пример. Швейцарской сети супермаркетов Coop в 2012 году пришлось столкнуться с возражением населения против своей рекламной кампании, запущенной к началу летнего сезона. В слогане кампании, сформулированном как вопрос «А это можно приготовить на гриле?», присутствовала форма глагола, заканчивающаяся на –en. Жители многих областей немецкоговорящей Швейцарии не восприняли этого обращения, так как употребительная у них форма глагола заканчивается на –ieren (grillen – grillieren). В русском языке это явление можно условно сравнить с различиями глагольных форм литературного русского языка, и, например, с языковыми нормами употребления глаголов в поморском наречии. Например, инфинитивы глаголов, заканчивающихся на –ч/–чь в литературном русском языке, употребляются в так называемой поморской говоре с суффиксом –ци, например: нать (надо) напекци пирогов, нать помогци ей.

5. Можно ли написать немецкий текст так, чтобы он нашел отклик во всех трех немецкоговорящих странах?

Да, особенно если Вашей целью является простое предоставление информации. Например, читая инструкцию по применению радиобудильника, я, даже являясь швейцарцем, не ожидаю того, чтобы все буквы ß были заменены на ss. В апеллятивных же текстах, которые напрямую обращаются к нам и побуждают нас к действию, необходимо идти на языковые компромиссы. Если целевую аудиторию можно разграничить географически (например, электронная рассылка только для швейцарских клиентов), то именно текст, написанный в соответствии с языковыми нормами этого региона (например, швейцарский стандартный немецкий язык), сможет оказать на нее наибольшее апеллятивное воздействие. Чем шире наша география, тем менее образен язык повествования и менее употребительны регионализмы. Если мы хотим найти отклик во всем немецкоговорящем регионе, то должны подыскать для своего сообщения универсальные выражения и фигуры речи.

А каков Ваш опыт работы с вариативностью стандартного немецкого языка? Оправдано ли составление различных версий одного и того же текста для разных регионов немецкого языкового пространства? Или Вы предпочитаете писать для всех немецкоговорящих стран одинаково?

Leave a Comment

Your email address will not be published. Marked fields are required.